kulemushka: (только вперед!)
[personal profile] kulemushka
Местное население.
Очень дружелюбное, любопытное и ненавязчивое. Чаще всего наше общение ограничивалось тем, что из юрты, в прямой видимости которой мы проезжали, на мотоцикле (чаще, почти всегда с детьми) или на коне приезжал монгол и некоторое время нас сопровождал. Обычно в разговор товарищ не вступал, а исчезал так же незаметно, как и появлялся, удовлетворив свое любопытство. Если мы останавливались,  нам могли и что-нибудь вкусного притащить, но общение обычно ограничивалось внимательным осмотром нас и наших велосипедов.




Если подъехать к юртам самим и что-нибудь спросить, то скорее всего позовут в гости, поэтому мы старались без лишней надобности не злоупотреблять гостеприимством. В Монгольском Алтае нас приглашали и в юрты, мимо которых мы просто проезжали мимо. В Северо-Западной Монголии живут в основном казахи, с русскими у них очень теплые соседские отношения.


Узнав, что мы из России, все искренне радовались. Некоторые русский язык понимают и говорят на нем, в основном это старшее поколение. Зато все говорят на казахском, из нас семерых им чуть-чуть владела Наташа, что здорово облегчало жизнь. Школьница в одной из юрт показала нам монгольско-казахско-русско-английский словарь, похваставшись, что такие книги им раздают в школе - мы прониклись. Кажется, что-то подобное удалось купить ребятам в Улан-Баторе, если я не запамятовала...
В юртах нас усаживали за стол и кормили вкусностями: бурсаками (маленькими пресными пончиками), сыром, каймаком, конфетами, все это с чаем на молоке или кумысом, плюс еще в дорогу этого всего давали с запасом (даже если в гости не приглашали по каким-то причинам). Несколько раз нагло заменяли такой трапезой плановый обед (а один раз даже ужин!) на радость хронически экономящему продукты завхозу. Одной юртой приемы не ограничивались, надо было зайти и к родственникам, иначе те обидятся. Мы обычно оставляли в благодарность сладости или сушеные яблоки из собственных запасов.



Монгольские и казахские юрты при внимательном осмотре друг от друга не сильно, но отличаются, казахские скорее на киргизские больше похожи. Внутри тоже разная обстановка: казахские юрты внутри почти как наши городские квартиры, кровати там с резными спинками, серванты и т.п., у монголов все проще. Разделение на женскую-мужскую половину есть всегда, и это бросается в глаза – действительно женщины и мужчины всегда сидят и беседуют с гостями по разную сторону от очага, причем это происходит совершенно естественно!

Хозяева этой юрты - казахи, любезно разрешили нам встать у них "во дворе" под прикрытием загона для овец от сильного ветра, помогли набрать воды в собственном колодце и напоили чаем со вкусняшками вместо ужина. Вот такая первая ночевка в Монголии!  Обязательные атрибуты почти каждой юрты - солнечная батарея, спутниковая антена и мотоцикл.


Монгольская юрта в Гоби. Сходу от казахской и не отличишь, те же спуник и батарея... но юрты разные!
На крыше сушится сыр. Ближняя юрта на фото хозяйственная, дальняя - жилая. Вот такая двухкомнатная квартирка у семейства.


Почти в каждой юрте есть ребенок, а чаще всего не один, детки очень милые.






Я была удивлена, заметив в некоторых юртах кошек. Функция собаки  понятна, а кошки, кочующие вместе с хозяевами – необычная картина, но, учитывая, что мяса в хозяйстве вдоволь, а в степи множество мышек и сурков, то кошкам там наверняка сытно живется.

Любимое место у печки:)

Любопытно оказалось сравнить быт населения в Северо-Западной Монголии, где живут в основном казахи, и «настоящих» монголов из пустыни Гоби, а так же их всех потом с городскими и столичными жителями в Улан-Баторе. От общения с монголами в сомонах (где на нас смотрели чаще всего как на бесплатный цирк) впечатления тоже в целом приятные. Лишь раз в сомоне Шин-Джинст вечером наблюдали пьяных в стельку монголов, стремное зрелище...


Современный квартал в Ховде, тоже не без местного колорита.
Дом-культуры или администрация в Ноён-сомоне,Из динамика, установленного на этом домике доносилась разнообразная бодрая музыка, монгольская и европейская.



Не только в сомонах и городах, даже таких крупных как Ховд, большая часть города – это пустые участки земли за забором с юртами или без, если хозяева уехали кочевать. В юртах люди действительно живут круглый год. В Улан-Баторе на окраинах тоже полно таких фазенд! Даже буддистские храмы в бетонных юртах.

В столице местные велосипедисты (которых в городе мы встречали не так уж и мало!) останавливались и болтали с нами, помогали найти дорогу к ЖД вокзалу, сувенирным магазинам, Дацану… Один велолюбитель устроил нам небольшую экскурсию по городу, при этом общались мы на языке жестов, т.к. с английским у него было туговато. Когда с взаимопониманием становилось совсем плохо, он набирал номер знающего english человека и передавал трубку кому-нить из нас (весьма распространенный и удобный способ, да!). В этой прогулке я больше всего впечатлилась его ездой по городу совершенно без правил и реакцией автомобилистов на это. Вот представьте, едете вы по двухполосному проспекту с разделителем-газоном посредине, а вам на встречу вдоль этого разделителя крутит педали группа людей на велосипедах с баулами! А я какого-то особого удивления в поведении водителей в этой ситуации в Улан-Баторе не отметила, едут себе спокойно... С правилами дорожного движения там не дружат, да и не нужны они в монгольских бескрайних степях, ибо где проехал – там и дорога. Ну и в городе наверное по привычке теми же принципами руководствуются…




Городской парк в УБ очень крутой, с памятниками, фонтанами и велодорожками.

Деньги и их обмен.
Наверное, в нашем случае правильнее всего было поменять максимальную сумму на границе. Там берут рубли и доллары, курс тугрика вменяемый. Дальше с обменом валюты были проблемы, нам поменяли деньги в банке лишь раз, в остальных случаях не объясняя причины отказывали (вероятно, языковой барьер объяснить эту причину все равно бы не позволил). Иногда находились частники, готовые купить валюту, но их курс был не гуманен, впрочем, получалось торговаться. Банкоматы в отделениях банков нам почти не встречались.
Мы много торговались за стоимость машин для заброски. Удавалось с переменным успехом. Обычно монголы сами цену не называют, а просят озвучить тебя (возможно, в надежде, что ты не знаешь рынка и предложишь запредельную стоимость?). Дальше, в зависимости от того, на сколько цена по их мнению занижена, начинается торг... Еще монголы очень неторопливы. Любимая отговорка «Потом» или «Завтра». Это действительно так - то время, которое тебя просят подождать еды или машину, смело можно умножать минимум на два.

Дороги и карты.
Как таковых «дорог» в нашем понимании в Монголии крайне мало. Есть направления, в которых по долинам или руслам рек раскатаны колеи. Они то сходятся в одну, порой их все одновременно невозможно охватить взглядом, надо следить, чтобы не уехать случайно по одной из этих колей в соседнюю долину. В Гоби часто дорогу невозможно было идентифицировать в пересохших руслах, где лишь изредка читался автомобильный след. А посмотришь в навигатор – да, по хорошей же дороге едем, она тут уж 30 лет однако!


Русло пересохло, воды в нем нет... возможно день назад после ливня тут что-то и текло, но сейчас это отсвечивает мокрая глина. Дорога по навигатору именно тут, никаких параллельных колей вне русла не видать.

Для ориентирования в походе был распечатан и загружен в гарминки генштаб 2 и 5 км. Основные направления дорог, несмотря на древность этих карт, вполне  предсказуемо совпадали с тем, что сейчас есть на местности. Обилие колей – это скорее плюс, т.к. тебя без труда объезжают машины, не обдавая облаком пыли. Чем больше колей, тем меньше гребенки, всегда можно выбрать наиболее комфортную.


Колеи встречались не только автомобильные, но и мотоциклетные, они часто удачно объезжали неприятные участки песка или гребенки и срезали путь. Как и их соседи-китайцы, монголы обожают мотоциклы! На мотиках ездят все и везде, они стоят у каждой юрты, на них пасут скот, за рулем можно встретить даже детей на вид лет 8-10. Ощущение, что монголы массово пересели с лошадей на мотоциклы…


Проезжабельность дорог на велосипеде я бы оценила как близкую к 100% в Северо-Западной Монголии, и очень разную в Гоби. Причем в Гоби угадать по внешнему виду «покрытия», по которому предстояло ехать, как оно будет вести себя под колесами, у меня получалось далеко не всегда.


Свобода выбора!

«Гребенка» или «стиральная доска» – это вообще символ всех дорог Монголии! Как у нас «водка», «матрешка», «медведь», «балалайка», «Путин», так у них «Чингиз-Хан», «юрта», «буханка», «бозы» и «гребенка»!  Жаль, так и не удалось выяснить, как звучит название такого стирально-досочного покрытия на монгольском… Гребенка сильно выматывает прежде всего морально, особенно, когда объехать этот участок невозможно из-за узости долины, колючкек или зыбучего песка вдоль обочины.




Асфальт на протяжении пути видели четыре раза: у границы после Ташанты на подъезде к Цагаан-Нуру примерно пара километров, в Ховде и на трассе Ховд - Улан-Батор первые 180 км (дальше множественные колеи, расстояние между крайними больше километра). Трасса Даланзадгад – Улан-Батор почти вся заасфальтирована, но сами монголы явно еще не привыкли к нормальной дороге, при любом ремонте покрытия они съезжали на параллельные колеи, которых множество, и обратно на скучный асфальт возвращаться совсем не спешили. Так и ехали порой несколько км вдоль отличной трассы по стиральной доске. Третий раз по асфальту мы ехали от Сухэ-Батора до российской границы. Трафик даже на «федеральных» монгольских трассах минимальный по нашим меркам, в Гоби же можно не встретить ни одной машины за несколько дней. Все пробки в Улан-Баторе!


На крупных трассах очень редко попадаются кустарные дорожные знаки. Гораздо чаще их функцию выполняют обо, единственные ориентиры и указатели в степи.

На космоснимках дороги-направления порой видны очень хорошо, рассматривать одно удовольствие. Однако, наличие мостов при этом загадка. Думали-гадали, как же переправляться через бурную реку Цаган-гол, берущую начало с мощного ледника Потанина, а спустившись к ней, радостно обнаружили мост. Через наиболее крупные реки мосты все же есть, причем старинные деревянные активно сменяются новыми бетонными.




Еще одним приятным сюрпризом оказался мостик для мотоциклистов и пешеходов через реку, которая преградила нам путь на исходе дня. Бродить ее, достаточно широкую и при сильном, жутко холодном ветре на закате совсем не хотелось, а местные жители на грузовичке, стоявшем неподалеку от брода, заломили такую цену за переправу, что зашатаешься. Один из них пытался объяснить, что мост таки есть, но мы очень долго врубались в ход его пространных объяснений. В итоге нашелся этот мостик, совершенно незаметный, в кустах. Очень удачно нашелся!


Шишигам и т.п. транспорту мостик не нужен, а мотики и велики любят чтобы сухо и комфортно:)

Броды в первой части маршрута все же были, но не суровые и, к счастью, редкие, т.к. и без этих мокрых развлечения мы мерзли.




Фотографии в этом посте мои, Димы, Сереги и Ксюши.

Еще про Монголию:
Монгол улс 2014. Общая информация о походе
Монголия 2014. Походный быт и погода

Монгольский Алтай, красивые картинки и несколько слов
Пустыня Гоби.

Profile

kulemushka: (Default)
kulemushka

June 2016

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627 282930  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 11:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios